Блокчейн на службе государства: первые песочницы

29 сентября

Каждый реагирует на него по-своему. Например, Николай Никифоров, министр связи и массовых коммуникаций РФ, высказался в поддержку замены иностранных терминов на российские. С его слов, это необходимо, чтобы используемые технологии были понятны широкому кругу российского населения. Это было сказано в марте этого года, на первом заседании Совета по законодательному обеспечению развития цифровой экономики при Председателе ГД ФС РФ Вячеславе Володине, и далее, в ответ, прозвучало признание, что «заменить все термины не получится, но какие-то шаги в данном направлении нужно делать». На эти слова Никифоров ответил кратко и чётко: «Полностью с вами согласен».

 

Ну что ж, будем считать, что блокчейн и российское государство если не породнились, то уже сблизились настолько, что понимание важности и неизбежности этого процессе осознали с обеих сторон. Останется ли блокчейн под своим «иностранным» названием в России или приживётся под каким-нибудь другим, - ответ на этот вопрос мы получим позднее. А сейчас мы постараемся разобраться, почему приход блокчейн в государственную сферу не только неизбежен, но и полезен.

 

Блокчейн и государство: в двух словах

 

Начнём со самого сложного. Блокчейн, по сути, это база данных, с помощью которой можно хранить данные о выполненных транзакциях (операциях). Если речь идёт о деньгах, то в системе блокчейн хранятся данные обо всех переводах (участники сделки, её дата и сумма), позволяющие быстро, на месте, подтвердить следующую операцию и сохранить данные о ней так, что они не будут потеряны.

 

Новизна блокчейн состоит в том, что его хранение не централизовано, как было до сих пор, а реестры операций разнесены и продублированы по многочисленным вычислительным узлам, доступным в реальном времени по сети. Это создаёт новую технологическую модель для подтверждения запланированных операций. Не нужно длительных согласований и внесения данных в централизованные базы данных, не нужно подтверждения полномочий на совершение операций – всё это уже есть внутри, на месте.

 

Блокчейн устраняет технологические преграды, которые до сих пор сильно тормозили процесс реализации любых бизнес-проектов. Это связано не только с деньгами. Новую технологию можно легко применять для обслуживания операций микроплатежей, проведения полноценного банковского обслуживания, при выполнении логистических операций, в юриспруденции, медицине, другими словами, везде.

 

«Страхи» со стороны государства

 

Интерес, который государство сейчас проявляет в отношении блокчейн, вовсе не означает, что оно готово ускоренно внедрять его повсюду, несмотря на очевидные экономические выгоды, которые способна принести практическая реализация новой технологии. У государства есть определённые «страхи". Оно реально опасается той «свободы», которая несёт с собой блокчейн-технология. Ну, если только просто подумать - граждане получают право на совершение денежных операций в валюте, которая может быть не учтена государством. На первый взгляд, это кажется потерей контроля над финансами (а в перспективе, над всеми областями, где будет внедрена блокчейн-технология). Позволить себе такое не может ни одно государство в мире.

Собственно, это не совсем так, а точнее, совсем не так. Технология свободного совершения транзакций не равнозначна технологии неподконтрольной свободы: управляемость и подконтрольность сохраняются и, более того, делать это становится проще, а поэтому совершаемые операции становятся более прозрачными для контроля.

Это – широкая тема, которую следует обсуждать отдельно. Сейчас наша задача – показать, как разные страны реагируют на возникшую ситуацию.

Обычно, в качестве примера самой передовой страны в отношении блокчейн, сейчас принято называть Японию. А как иначе? Ведь именно там с весны 2017 года вступил в силу законопроект, наделяющий биткоины и другие криптовалюты статусом платёжных средств. При этом японские власти отмечают, что признание виртуальной валюты было связано с определёнными трудностями, на которые пришлось пойти правительству, делая упор на то, что традиционная любознательность и, одновременно, осторожность японских граждан не позволит им массово попасть в сети мошенничества.

А ведь угроза мошенничества называется одной из главных причин, почему государства не хотят так быстро внедрять в практику новую технологию.

Эта тема тоже требует отдельного рассказа. Сейчас мы коснёмся только тех стран, которые решили стать «кузницей» новой технологии. Для Европы этот титул решила примерить на себе Мальта. На Ближнем Востоке им хочет стать Королевство Бахрейн, а вот США, Латинская Америка, Дальний Восток (восток Азии) и Австралия пока придерживаются политики осторожного наблюдателя. Россия официально тоже старается не забегать вперёд, хотя есть признаки, что РФ может оказаться в числе лидеров в этом всемирном процессе (если она захочет).

 

Мальта

Мальта – это небольшое островное государство в Средиземном море. В настоящее время там проживает около 500 тыс. человек, а годовой ВВП составляет около 20 млрд. долл. Мальта - член ЕС. Страна живёт, в основном, как один из европейских центров игрового бизнеса и азартных развлечений. Но именно здесь решили попробовать создать «блокчейн-столицу» Европы.

«Идея проекта состоит в том, чтобы ввести виртуальную валюту в управляемый оборот внутри страны и протестировать все возможные меры контроля и правового регулирования, которые могут потребоваться, с учетом всего разнообразия прикладного применения и влияния, которые может оказать на местную экономику внедрение технологии блокчейн», - пишут о проекте развития блокчейн на Мальте местные СМИ.

Проект предусматривает создание на Мальте «криптовалютной песочницы». Она станет основой для исследования на практике особенностей обращения цифровых криптовалют, что связано с появлением в обществе «программируемых» денег, имеющих ряд интересных, уникальных свойств, которые отсутствовали до сих пор у традиционных денег.

«Это будет реализовано впервые. Полученные результаты будут, несомненно, интересны многим странам мира», - так считают на Мальте.

 

«Вопрос дня» для блокчейн внутри государства

Главный вопрос, стоящий на повестке дня, будут ли доступны «программируемые» деньги всем гражданам страны или ими смогут распоряжаться только банковские структуры?

В случае, если криптоденьги появятся в обращении только на уровне банков, то выгода от внедрения блокчейн-технологий будет иметь ограниченный характер. Если же владельцами криптовалюты станут граждане страны, то появление реальных «программируемых» денег создаёт новые условия для денежного обращения в стране, когда эти деньги смогут использоваться для взаимной оплаты товаров и услуг между гражданами.

Особенность нынешней ситуации состоит в том, что реально в наличном обращении остается всё меньше и меньше обычных денег. Поэтому у Центробанков повышается заинтересованность в минимизации системных рисков, связанных с обращением наличности. Внедрение криптовалюты, выстроенной на базе блокчейн-технологии, позволяет достичь баланса между свободным рынком и централизованным планированием денежного оборота. При этом снижаются риски, связанные с ошибками при финансовом планировании денежной массы и валютного обращения.

На текущий момент пока неясно, какой тактики должны придерживаться страны. С одной стороны, они могут внедрять новые технологии, проявляя дальновидность, с другой - должны соблюдать осторожность. Пример Мальты может стать для всех интересным и полезным прецедентом.

 

Королевство Бахрейн

 

Это островное государство, расположенное на Ближнем Востоке, также выразило желание стать арабской «блокчейн-столицей». Можно подумать, что они станут конкурентом Мальты, но это совсем не так. Чтобы понять разницу, достаточно напомнить, что, в отличие от Европы и Америки, где «царствует» так называемый "традиционный" банкинг, в арабских странах действует банкинг качественно другого направления – он называется «исламским банкингом» (примеч. - это название не имеет никакого отношения к религии).

 

Главная особенность состоит в том, что «исламский» банк работает по принципу проектного инвестирования, то есть, становится соавтором и совладельцем при реализации финансируемых проектов. Традиционный, «европейский» банк абсолютно не интересуется, зачем инвестор берёт у него деньги, и его «волнует» только возврат суммы и проценты. При традиционном банкинге проценты являются главной «наградой».

 

При исламском же варианте такие процессы выстраиваются иначе. Главное отличие в том, что банк серьёзно и детально изучает все обстоятельства финансируемого дела, добавляет свою бизнес-экспертизу, определяет экономический потенциал, контролирует, адекватен ли привлекаемый инвестор и т.д. Для клиентов он интересен, прежде всего, тем, что при «исламском» банкинге, финансовая организация не участвует в сомнительных операциях. Она поддерживает только те проекты, экономическая перспектива которых подтверждается проведением глубокого анализа. При этом, «исламский» банк делит риски с клиентом. Ошибки, допущенные при анализе или экспертизе, делятся поровну между клиентом и банком.

 

Поэтому появление на блокчейн-горизонте государства Бахрейн оказалось, в определённой степени, путеводной звездой для банковского мира. Стало ясно, что заинтересованность в развитии технологии блокчейн перешла на новую, более высокую ступень.

 

Как и Мальта, Центробанк Королевства Бахрейн запланировал создание особой зоны – «криптографической песочницы». Она будет работать под контролем регулятора и будет служить для детального изучения любых финансовых процедур, которые могут возникнуть при практическом внедрении блокчейн. «Это будет очень похоже на то, как сделали в Сингапуре и как собираются сделать в Великобритании», - заявил Халид Аль- Румаихи, исполнительный директор Совета по экономическому развитию Бахрейна, ссылаясь на страны, где тоже решили испытать блокчейн, но в качестве модели избрали метод "проб и ошибок».

 

«Тема внедрения блокчейн уже вышла из формата «переговоров», - уточнил недавно Румаихи. – Уже всё работает, и сейчас мы готовы привлечь бизнес-компании, чтобы посмотреть, как это будет выглядеть на практике».

 

Известно, что предложением к участию уже воспользовались четыре крупные арабские компании. Две из них уже получили разрешение на работу с блокчейн, а Бахрейн продолжил свой путь по экспериментальному строительству новой блокчейн-экосистемы.

Рассылка

Подписывайтесь на обновления и анонсы

18+
Москва, Берсеневская набережная 6/2
+7 (495) 118-41-48
2018 © Blockchain.ru, Сделано в Charmer
  • Дисклеймер
  • Пользовательское соглашение
  • Политика конфиденциальности

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera