Интервью

28 марта

Интервью: Александр Трещев

28 марта
Фото: София Бокитько

Известный правозащитник и сооснователь RightCoin согласился ответить на наши вопросы о перспективах криптовалют и их регулирования.

В рамках двухдневного Конгресса БЛОКЧЕЙНРФ-2018, который проходит 26-27 марта в Москве, наша редакция взяла интервью у юриста и бизнесмена Александра Сергеевича Трещева. Он любезно согласился ответить на наши вопросы, и мы публикуем интервью целиком.

СБ: – София Бокитько, спецкорреспондент Blockchain.ru;

АТ: – Александр Трещев, правозащитник, бизнесмен;

ДП: – Денис Попов, сооснователь RightCoin.

 

СБ: Хотелось бы начать с вопроса от нашего генерального директора Blockchain.ru. Какую юрисдикцию вы могли бы посоветовать для криптопроекта, если нужно принимать фиатные деньги?

АТ: Конечно, Швейцарию, как, впрочем, и Абу-Даби сейчас делает очень многое для того, чтобы условия были лучше, чем у всех. Мы там будем в конце этой недели. И если вы хотите ещё получить более точную информацию – на нашей сессии в два часа будет выступать девушка из Thomson Reuters, которой мы специально сказали рассказать всё о юрисдикциях. Ну, а нетрадиционно – Сингапур и все другие. Но сегодня происходит что: сегодня все бьются за то, чтобы люди, которые хотят делать проекты, приземлялись у них, поэтому количество юрисдикций, каждая последующая будет лучше, чем предыдущая. Поэтому Арабские Эмираты сидели и ждали, и если они получили Дурова к себе, значит условия у них лучше.  Они сделали даже в Абу-Даби специальный остров, сделали новое законодательство, где всё разрешили, и Центральный Банк Абу-Даби (я не помню, он называется Центральный или Народный, сам этот банк?) с капитализацией 200 миллиардов – они тоже уже работают с Ripple.

СБ: Каковы ваши прогнозы государственного регулирования криптовалют и ICO в России?

АТ: Вы хотите, чтобы я сказал правду или «как правильно» сказать?

СБ: Правду, конечно!

АТ: Правда заключается в том, что всем будет нравиться процесс. Почему? Потому что и хочется, и колется. Сообщество торпедирует все для того, чтобы это было самым приятным и самым прогрессивным законом, для того, чтобы реализовать пожелания президента, чтобы мы как барон Мюнхгаузен вытащили себя сами в [условиях] изоляции за волосы. Потому что у нас одно из самых лучших образований технических, практически на всех мероприятиях, посвященных блокчейну – 60% русскоговорящих. Единственное, чего не хватает – это монетизации. Зарабатывают все, кто угодно, кроме наших людей. То есть я имею ввиду большие, миллиардные деньги.

Поэтому сообщество организовалось – вы видите, какое количество людей, и все они хотят – ну а правительство боится. Почему боится? Не потому, что в этом есть что-то плохое, просто они не понимают природу. Я читаю комментарии министра финансов, Центрального Банка, я не хочу никого из них обидеть, наверняка они очень умные и талантливые люди, раз они там и так долго занимают свои места – это невозможно, быть глупым человеком. И наверняка они еще и кровожадные к тому же: потому что сидеть на месте мало, надо охранять это место. Но при этом, видимо, не хватает времени для того, чтобы вникнуть и понять, что это – спасительная палочка, для того, чтобы смотреть, чтобы финансовые транзакции Центральный банк мог контролировать, движение денег и докладывать президенту, какие регионы используют средства не по назначению. Вот когда они поймут это, или сообщество скажет им и объяснит это, и это услышит президент, тогда он крикнет – и они в течение, там, двух дней скажут: «Так мы же готовили и так хотели!». Вот пока этого не произойдёт, я думаю, что это будет процесс.

Плохо это или хорошо? Наверное, это плохо, потому что я не знаю ни одного успешного проекта, который был бы реализован в российской юрисдикции.

Кто бы себя не называл «российской» компанией, посмотрите, например, Wave, или кто-то ещё: если ты коснёшься [вопроса] того, где они зарегистрированы – конечно, это не Россия. Несмотря на то, что они зарегистрированы в Индианаполисе, в Казахстане, но в любом случае к России это не имеет никакого отношения – а значит, деньги пройдут мимо и это всегда обидно. Потому что всё в этом мире делается ради денег, как бы это ни было завуалировано.

СБ: Кстати, как раз следующий вопрос: может ли ICO стать инструментом привлечения капитала в условиях санкций?

АТ: Конечно. И ICO, и блокчейн, и криптовалюта, – всё это вместе. ICO… Многие не понимают природу ICO. Они считают успешным проект, если ты привлек больше денег.

Мы сейчас могли бы назвать несколько проектов людей, которые сейчас вот здесь параллельно выступают и рассказывают об успешных проектах. Они собрали ICO, но, судя по динамике, их проекты никогда не сбудутся. И они, самое смешное, думают, что для них все закончилось, когда они собрали деньги. Все проблемы только начинаются. Потому что – вы видели добрых людей, которые дают миллионы и потом за это не спросят? Люди, которые дают миллионы – они непомерно жадные в плохом и в хорошем смысле. В плохом смысле – когда они найдут того, кто разобьет тебе голову. В хорошем смысле – когда они наймут армию адвокатов, которые вытрясут всё, что у тебя есть или аффилировано с тобой. Вот как это работает. Поэтому пока они рассказывают, как они провели успешное ICO, но проекта этого не будет, потому что в нём ничего нет. Они развели кого-то на деньги. Это хорошая история, и мы знаем, что и на финансовом рынке, в фиатных деньгах, и в крипто – мир мошенников очень большой. Рядом здесь находится Москва Сити, да там просто в каждом здании сидят мошенники, которые принимают деньги от людей и кидают.

Хотел вот сегодня пригласить девушку (она не пришла) – вот её там на сто тысяч долларов кинули. Балерина, хорошая девушка там, заработала деньги. Пришла, принесла. И никто не прячется, все бессовестно через четыре дня говорят «Доложи еще или они пропадут». Так мы, как вот организация, как РАКИБ, должны публично бороться с мошенниками, которых как пена, любой успешный какой-то новый хайп, как пену выплёскивает на самый верх.

СБ: Спасибо. А у вас какой-то собственный критерий успешности ICO есть?

АТ: У нас есть общий критерий успешности проекта. Успешный проект – это тот, который смог с помощью ICO, а ещё лучше без ICO, реализовать свой проект там, где есть большой рынок. И чем больше этот рынок и возможность на него зайти, масштабировать проект, – вот это мерило. Деньги, которые ты генеришь – это самое главное. И объём рынка. Вот каковы – успехи. А если ты на ICO собрал деньги, – мы посмотрим. Осталось ждать недолго, май-июнь и начнутся практики и следственные, и судебные по вытряхиванию из штанов тех, кто собрал деньги. Почему я об этом знаю? Потому что каждый человек, получив деньги на ICO, нарушает действующие законы – международные и национальные. Потому что все хотят денег – никто не скрывает. Мы знаем, сколько реально стоит технологическая часть любого проекта.

Она в любом случае не может стоить больше, чем миллион. Денис, может стоить любая технологическая часть сегодня, в условиях открытого доступа, информации, открытых кодов, где все всё выкладывают? Поэтому когда кто-то пытается и будет пытаться объяснить, что он потратил на проект, там, десятки миллионов, – это неправда.

Как об этом можно узнать? Зайдите – вот я вам могу назвать проект, который привлек миллиарды. Миллиарды. Он сейчас делается, я не буду называть, кто это. Но мы знаем, что в этом проекте реально работает пять человек. Ты нашёл этих людей, спросил, сколько они получили денег. Я удивлюсь, если эти пять человек получили больше миллиона или пяти миллионов. А привлекли – ?

ДП: В понедельник было шесть миллиардов.

 

АТ: Да. Понимаете? Вот такая история. Как вы думаете, если бы я привлёк деньги?

Вот посмотрите на Facebook. Только они споткнулись, сразу [сколько] желающих! Первыми подали в суд инвесторы. А завтра – подадут люди, потому что все прозреют и скажут «Вау!». И Элон Маск уже отписался от Facebook и закрыл свой аккаунт. Я тоже хочу последовать его примеру, но сделать это не просто так, а подать в суд, потому что – я уверен – что в ходе суда вскроется, что нашими персональными данными торговали бессовестно, нагло, беззастенчиво и пихали всё в одну пасть. И это пасть под названием Цукерберг. И вот туда лезло – как говорят на востоке «пять пальцев в рот не лезет» – у него бы влезли и пальцы рук, и пальцы ног и всё, что угодно. И чем больше капитализация Facebook, тем меньше уровень охвата. В этом есть пропорция. Чем они богаче, тем больше они хотят выдавить из каждого больше денег. Это же неправильный бизнес!

И вот как раз блокчейн – это совершенно новая революция. В нём зашиты те инструменты, которых нет у Facebook, которых нет в интернете. Что такое интернет? Интернет – это перемещение и обмен информации. А блокчейн позволяет перемещаться ценностям, активам. И это то большое, гораздо большее, чем интернет, которое пришло надолго. Это не хайп. Это новый технологический прорыв, который изменит весь мир и всё его устройство. Который, как ни странно и не смешно, сделает реальным субъектом правоотношений человека. Человек – больше не пешка в государстве, человек – субъект, потому что всё сегодня нацелено на человека. От рекламной компании до желания получить его голос в избирательной кампании.  И сегодня он, вооруженный мобильным телефоном, планшетом и компьютером, совершенно не так безоружен, как если бы он был без них. Без них он просто какой-то статистический номер. А с этим он – всем нужен. Потому что с помощью этого перемещается информация, доходит до нужного [адресата]. Он – участник supply chain, цепи доставки. Сегодня всё только посвящено этому.

СБ: Какие перспективы именно в нашем государстве внедрения блокчейн-системы в систему электронного правительства?

АТ: Я надеюсь, что они есть. Игорь Шувалов об этом говорит как человек, который отчасти за это отвечает. Я думаю, что пока больше разговоров, чем действий, но когда они поймут выгоду, когда они поймут, что расходы, – а их придётся на себя любимых безусловно сократить, – они так или иначе они будут действовать так. Почему?

Это позволит видеть и контролировать своих вассалов, которые тоже внимательно слушают и говорят. Отслеживать денежные средства – как и куда они расходуются. Потому что что мне кажется? Что президент Владимир Путин восемнадцатого года – это новый президент. Не такой, который был, скажем, в прошлом избирательном цикле.

В прошлом избирательном цикле самым главным, что в нём ценили, скажем, в его окружении – это то, что он не сдаёт своих. Но мне кажется, что сегодня в нем меняется [ответ на вопрос]: «что такое свои». «Своими» не могут быть люди, которые подобострастно на тебя смотрят, но не делают всё так, как обещали тебе. Я видел фотографию президента вчера, как он общался с жертвами, с родителями тех, кто погиб в Кемерово. Я видел первый раз такого президента. Я видел в его лице истинное сострадание, – красное лицо – в этом были и жалость, и гнев, потому что он узнал эту правду. И не из газет, а от людей. И что мы поняли опять: эта правда разнится. Я думаю, что президент в первую и в главную очередь заинтересован точно знать, что происходит, как происходит. Может ли он доверять тем людям, которым он доверял?

И блокчейн – это как раз тот инструмент, который позволит оцифровать всех и каждого, посмотреть эффективность каждого. И, может быть, от кого-то избавиться. А у молодых людей, таких как вы, ваш директор или как вот ещё [тех], кто ходит здесь, появится новая возможность не банального так называемого социального лифта, а показать и реализовать себя. И сделать это не ради денег или чтобы использовать властные полномочия и положения, а для того, чтобы сделать мир лучше.

Потому что где мы живём? Мы живём в мире… Вот Руслан возит людей в Силиконовую долину – и что он знает? Что сегодня не круто потратить и заработать бабок, денег. Сегодня круто потратить деньги, заработать и сделать мир лучше. Что мы и хотим сделать.

СБ: Вы упоминали таинственное ICO. У меня как раз вопрос, скажите, как вы думаете, ICO Дурова – это пиар или старт новой экосистемы?

АТ: Я думаю, что это больше PR вне всякого сомнения. Почему? Потому что, например, я практически убеждён, – но я хочу сказать, что это мое личное мнение, – что он не будет технологически что-то разрабатывать. Потому что то, что делает и что анонсировал он – всё это это уже анонсировано EOS. Людьми, которые собрали кучу денег, которые делают как раз именно тот проект, о котором говорит Дуров. Пропускные мощности – миллион в секунду, – и это революционно отличается ото всех «этериумов», «эфириумов» и прочих, прочих других аналогий. Он просто технологически отличается функциями, которые там заложены. Поэтому я просто думаю, это, конечно, пиар. И понятно, что у него богатый опыт клонировать что-то без каких-то изменений. И он молодец, наверное, в том (и успешен), [что] он не пытался туда добавить что-то своё, что бы опошлило проект. Поэтому он взял Facebook каим он есть и, ничего не добавив, сделал «ВКонтакте», ну немножко приправив это порнушкой, ворованной музыкой и стал успешным человеком. Поэтому я думаю, что такие деньги люди не смогут отбить. Почему? Потому что в его проекте происходит что? Сегодня он тратит, – как он говорит, – в семьдесят миллионов ему обходится содержание Telegram. Есть ли что-то революционное в этом Telegram? Отличается ли он технологически от других мессенджеров? Никакой разницы нет. Более того...

СБ: А шифрование?

АТ: Какое? Никакого нету шифрования! Шифрование в телефоне происходит! И все эти ключи, которые требует от него ФСО… Он просто молодец! Он тащится от того, что у него требуют того, чего у него нет. И что он получает? Он получает бесплатный пиар, он получает образ защитника и борца, но сегодня шифрование и всё остальное находится в носителе, в устройстве, через которое всё передаётся. Поэтому нет у него никаких ключей. Но он умело лавирует во всей этой истории, хайпуя. Но опять же, он хайпует, привлекает. И, как мы говорили, успешный проект – это что? Умение привлечь денег или осчастливить инвесторов? Конечно, осчастливить инвесторов.

А собрать бабок… Ну опять же, он анонсировал то, что эти деньги не будут потрачены на другие цели. Да ему никто не даст потратить деньги на другие цели! Посмотрите, уже там токсичные есть вещи: восемьдесят, там, восемьдесят один человек собрали для него крупную сумму денег. Часть из них сейчас находятся под санкциями. То есть у него, я думаю, что будет большое количество проблем и не так просто будет что-то потратить.

Плюс, плюс – ну то есть я не думаю, что в этом, в мессенджере есть какая-то хорошая идея, но она тоже отчасти утопична. Потому что такие герои, такие, как Цукерберг, их история заканчивается, когда можно юзать своих, как правильно сказать… своих вассалов, своих…

СБ: Пользователей?

АТ: Пользователей – понятно, но мы же для них не просто пользователи, мы для них – источник их личного обогащения. Всё вместе. И при этом они, конечно, нарушают действующий закон, они передают наши данные персональные. То есть это как минимум десятки нарушений действующего закона различного в любой юрисдикции. Поэтому, например, я думаю, что несмотря на то, что футурологи предсказывают, что через какое-то время останутся Amazon и Facebook, они до конца не понимают, что, – с чем-то я согласен, но я думаю, что, – эпоха, когда кого-то юзают, людей, – она заканчивается.

Люди будут сами скоро получать какие-то бонусы, привилегии… неважно, деньги – фиатные-не фиатные, крипто, за то, что они в чем-то участвуют и потратили свое время. Потому что это – справедливый мир, а то, что делал Цукерберг – это капитализм в самом его отвратительном проявлении. Когда, используя закон в плохом смысле, ты обогащаешься за счет простых людей, говоря при о том, что ты делаешь их более счастливыми. Но знаете ли вы хоть одного человека, который бы сказал, что «Facebook сделал мою жизнь более счастливой», или он обзавелся армией искренних настоящих друзей? Хотя бы такими, какие были в школе, институте или во дворе или где-либо в другом месте? Нет, это все мир иллюзий. И эта иллюзия гораздо больше. Мы слышали, как некоторые инвесторы общаются между собой: да они смеются над всеми и говорят так, что «глупые и тщеславные люди – их, именно их глупость и тщеславие позволяет нам быть безмерно богатыми».

СБ: Кстати, говоря о будущем. Как вы считаете, у нас, в России есть ли какой-то крипто-визионер? И если да, то кто?

АТ: Ну наверняка кто-то есть, с учётом того, что всё-таки многие люди в той или иной мере имеют отношение к криптовалютам, к блокчейну. Это не Виталик Бутерин. Почему? Потому, что когда он сделал это в Швейцарии, он сказал, «я даже не представлял, как это можно использовать». Конечно, те инвесторы, которые вложились и выкупили у него всё, они бОльшими были визионерами в [моём] понимании. Убежден, что есть. Может быть, это люди, которых мы с вами не знаем пока, но завтра…

ДП: Может, Александру просто неудобно о себе говорить? Я считаю, что…

АТ: Нет, нет, нет!

ДП: Он – да, является действительно именно визионером. Поскольку мы с ним давно работаем.

СБ: Как вас зовут?

ДП: Меня зовут Денис. Я партнёр Александра по проекту RightCoin. И вот на мой взгляд как раз то, что мы делаем, то, на что нас вдохновил Александр – это дать с помощью блокчейна, с помощью криптовалют людям доступ к правовым услугам.

СБ: Спасибо большое! И последний вопрос. Как вы считаете, какое будущее у биткоина непосредственно?

АТ: Я не думаю, что у него большое будущее по многим причинам. Первая и главная: мы видим, что мир становится всё зеленей.  В каком смысле? Экологичнее, чище.

А одна транзакция, связанная с выпуском любой операции, итерации на блокчейне с биткоином обходится в сто шестьдесят три киловатта. Что такое сто шестьдесят три киловатта для сравнения? Это дом одноэтажный из трёх человек, на функционирование которого можно всю эту эту энергию потратить [за] пять с половиной дней. То есть вы представляете, сколько таких транзакций происходит каждые секунды? И какое количество вылетает, [сколько] получается энтропии: энергии, которая переработана, которая никуда не исчезает – но она просто бесполезна! Поэтому, посмотрите на новые сущности. Например, Денис, назови, какие? Они уже совершенно по-другому функционируют, как?

ДП: Да-да, вот то, что называется PoS. Это другие механизмы, в основе которых лежит Proof-of-stake. Это алгоритм, который позволяет, – допустим в нашем случае, – у нас полный узел блокчейна работает на обычном мобильном телефоне. Я могу показать, вот он прямо сейчас производит блоки для блокчейна.

АТ: То есть майнинговый телефон. Поэтому, например, я не вижу большого будущего. Плюс мы видим, как он споткнулся. Споткнулся потому, что спекулятивные истории начались. То есть здесь много историй, это тема отдельной речи. Почему я и сказал главное – видеть суть. Суть всегда не в том месте, куда смотрят все. Все смотрят на то, как он остановился, замер, падает. Это не показатель. Показатель – что он не экологичен по своей природе.

Плюс, технологии развиваются так быстро, что мы видим просто, что каждые три месяца происходит технологический скачок. И в принципе: он [биткоин] существует так долго и все ещё не стал массовым! Я думаю, что сейчас рынок изменится и он будет выкинут на периферию, как только появится новая валюта, которой будут пользоваться люди. Почему? Смотрите, почти с две тысячи девятого года есть биткоин. Практически восемь лет. Восемь-девять лет. Сколько людей вовлечено? Официально – десять миллионов, это открытые источники. Но по нашей, внутренней, статистике, я думаю, что каждый среднестатистический человек открывает минимум по четыре кошелька. А есть те, у кого их тысячи. Ну, пускай на эту тысячу есть некоторое количество людей, которые открыли один. То есть в реальной составляющей их гораздо меньше. То есть за восемь лет привлекли два миллиона людей, которые вовлечены. И они во что вовлечены? Они вовлечены больше в спекулятивный процесс, нежели в технологический прорыв.

И они вот эту уникальную технологию неразрывно связывают с тремя вещами. Это всё звучит триедино: блокчейн, криптовалюта, ICO. Это гораздо больше, гораздо шире.

 

Этот океан – не в масштабах планеты Земля, этот океан, я имею ввиду, фигурально выражаясь, – в масштабах Вселенной. И именно блокчейн позволит человеку общаться со Вселенной посредством этого. Потому что, как я ещё раз скажу, он на порядок больше, чем интернет, и в нём заложено больше функций. И самое главное: когда ты вовлечён в процесс, а мы – вовлечены, там у нас есть свой проект, – что мы видим?  Он начинает жить своей жизнью, он нам показывает дорогу, куда идти. И это правда, не фантастика. И самое главное, что он меняет нас. Потому что мы до проекта и [мы] сегодня – это разные люди. Потому что мы понимаем… Ну я скажу о себе, не буду говорить за других. Я – дурак, у которого есть недвижимость, дурак, у которого есть несколько машин. Зачем оно мне нужно? Это те гири, которые висят на моих ногах. И именно блокчейн позволяет понимать, что сегодня – другой мир и другое потребление. Сегодня небольшой вход – возможность пользоваться, а не владеть и не быть собственником. Потому что сегодня колесо истории крутится так быстро, технологии развиваются ещё быстрее, и новые продукты появляются, сменяя друг друга. Поэтому нелепо быть владельцем любой собственности, потому что она устарела как только ты туда въехал.  Нелепо садиться в машину: она уже будет не такой интересной через два месяца. А компании-стартапы, которые появляются и предлагают услуги производителям машин, домов – арендовать, брать в лизинг, неважно, как это назвать, – это дешевле и лучше. А самое главное: это освобождает и очищает твою голову. Потому что так, будучи собственником, ты должен думать о том, чтобы платить водителям, платить страховку, штрафы – куча головной боли! Я уж не говорю про бензин и топливо. Да. А так – ты заплатил, и вот эта экономия энергии, которую ты можешь направить в правильном направлении, русле – это стоит дороже денег.

СБ: Спасибо за как всегда блестящую речь!

АТ: Хорошо, и вам спасибо.

 

Оставайтесь в курсе и следите за развитием событий на сайте blockchain.ru! Присоединяйтесь к обсуждениям самых интересных тем в нашем сообществе Facebook. А для того, чтобы оперативно узнавать о горячих новостях, подписывайтесь на наш телеграм-канал.

Войдите на сайт, чтобы оставить комментарий
0 комментариев
Популярные
Новые

Рассылка

Подписывайтесь на обновления и анонсы

18+
Москва, Берсеневская набережная 6/2
+7 (495) 118-41-48
2018 © Blockchain.ru, Сделано в Charmer
  • Дисклеймер
  • Пользовательское соглашение
  • Политика конфиденциальности

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera